Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

иммануил

Kurrentschrift

3 января 1941 года в Германии вышло Постановление (Normalschrifterlass) за подписью Мартина Бормана и «от имени фюрера» о запрещении использования при письме готического курсива. С этого момента издатели книг, различной периодики, газет и журналов должны были отказаться от готического курсива. Аналогичным рукописным шрифтом пользоваться тоже запрещалось. В школах детей начали учить по новому регламенту, который предусматривал письмо «нормальным» шрифтом (Antiqua).
«Ваша предполагаемая готическая интернализация плохо вписывается в век стали и железа, стекла и бетона, женской красоты и мужской силы».
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
иммануил

Д. С. Лихачёв, воспоминания о блокаде.

"Я думаю, что подлинная жизнь — это голод, все остальное мираж. В голод люди показали себя, обнажились, освободились от всяческой мишуры: одни оказались замечательные, беспримерные герои, другие — злодеи, мерзавцы, убийцы, людоеды. Середины не было.

Модзалевские уехали из Ленинграда, бросив умиравшую дочурку в больнице. Этим они спасли жизнь других своих детей. Эйхенбаумы кормили одну из дочек, так как иначе умерли бы обе. Салтыковы весной, уезжая из Ленинграда, оставили на перроне Финляндского вокзала свою мать привязанной к саночкам, так как ее не пропустил саннадзор. Оставляли умирающих: матерей, отцов, жен, детей; переставали кормить тех, кого «бесполезно» было кормить; выбирали, кого из детей спасти; покидали в стационарах, в больницах, на перроне, в промерзших квартирах, чтобы спастись самим; обирали умерших — искали у них золотые вещи; выдирали золотые зубы; отрезали пальцы, чтобы снять обручальные кольца у умерших — мужа или жены; раздевали трупы на улице, чтобы забрать у них теплые вещи для живых; отрезали остатки иссохшей кожи на трупах, чтобы сварить из нее суп для детей; готовы были отрезать мясо у себя для детей; покидаемые — оставались безмолвно, писали дневники и записки, чтобы после хоть кто–нибудь узнал о том, как умирали миллионы. Разве страшны были вновь начинавшиеся обстрелы и налеты немецкой авиации? Кого они могли напугать? Сытых ведь не было.

Только умирающий от голода живет настоящей жизнью, может совершить величайшую подлость и величайшее самопожертвование, не боясь смерти. И мозг умирает последним: тогда, когда умерла совесть, страх, способность двигаться, чувствовать у одних и когда умер эгоизм, чувство самосохранения, трусость, боль — у других. Правда о ленинградской блокаде никогда не будет напечатана
".

* Женщина (Зина ее знала) забирала к себе в комнату детей умерших путиловских рабочих (я писал уже, что дети часто умирали позднее родителей, так как родители отдавали им свой хлеб), получала на них карточки, но... не кормила. Детей она запирала. Обессиленные дети не могли встать с постелей; они лежали тихо и тихо умирали. Трупы их оставались тут же до начала следующего месяца, пока можно было на них получать еще карточки. Весной эта женщина уехала в Архангельск. Это была тоже форма людоедства, но людоедства самого страшного.

* Эту ледовую дорогу называли дорогой смерти (а вовсе не «дорогой жизни», как сусально назвали ее наши писатели впоследствии). Машины часто проваливались в полыньи (ведь ехали ночью). Рассказывали, что одна мать сошла с ума: она ехала во второй машине, а в первой ехали ее дети, и эта первая машина на ее глазах провалилась под лед. Ее машина быстро объехала полынью, где дети корчились под водой, и помчалась дальше, не останавливаясь. Сколько людей умерло от истощения, было убито, провалилось под лед, замерзло или пропало без вести на этой дороге! Один Бог ведает! У А. Н. Лозановой (фольклористки) погиб на этой дороге муж. Она везла его на детских саночках, так как он уже не мог ходить. По ту сторону Ладоги она оставила его на саночках вместе с чемоданами и пошла получать хлеб. Когда она вернулась с хлебом, ни саней, ни мужа, ни чемоданов не было. Людей грабили, отнимали чемоданы у истощенных, а самих их спускали под лед. Грабежей было очень много. На каждом шагу подлость и благородство, самопожертвование и крайний эгоизм, воровство и честность.

* Самое страшное было постепенное увольнение сотрудников. По приказу Президиума по подсказке нашего директора — П. И. Лебедева–Полянского, жившего в Москве и совсем не представлявшего, что делается в Ленинграде, происходило «сокращение штатов». Каждую неделю вывешивались приказы об увольнении. Увольнение было страшно, оно было равносильно смертному приговору: увольняемый лишался карточек, поступить на работу было нельзя. На уволенных карточек не давали. Вымерли все этнографы. Сильно пострадали библиотекари, умерло много математиков — молодых и талантливых. Но зоологи сохранились: многие умели охотиться.

* Директор Пушкинского Дома не спускался вниз. Его семья эвакуировалась, он переехал жить в Институт и то и дело требовал к себе в кабинет то тарелку супа, то порцию каши. В конце концов он захворал желудком, расспрашивал у меня о признаках язвы и попросил вызвать доктора. Доктор пришел из университетской поликлиники, вошел в комнату, где он лежал с раздутым животом, потянул носом отвратительный воздух в комнате и поморщился; уходя, доктор возмущался и бранился: голодающий врач был вызван к пережравшемуся директору!

* Зимой мыши вымерли с голоду. В мороз, утром в тишине, когда мы уже по большей части лежали в своих постелях, мы слышали, как умиравшая мышь конвульсивно скакала где–то у окна и потом подыхала: ни одной крошки не могла она найти в нашей комнате.

* В этой столовой кормили по специальным карточкам. Многие сотрудники карточек не получали и приходили... лизать тарелки.

* А между тем из Ленинграда ускоренно вывозилось продовольствие и не делалось никаких попыток его рассредоточить, как это сделали англичане в Лондоне. Немцы готовились к блокаде города, а мы — к его сдаче немцам. Эвакуация продовольствия из Ленинграда прекратилась только тогда, когда немцы перерезали все железные дороги; это было в конце августа. Ленинград готовили к сдаче и по–другому: жгли архивы. По улицам летал пепел.

* Город между тем наполнялся людьми: в него бежали жители пригородов, бежали крестьяне. Ленинград был окружен кольцом из крестьянских телег. Их не пускали в Ленинград. Крестьяне стояли таборами со скотом, плачущими детьми, начинавшими мерзнуть в холодные ночи. Первое время к ним ездили из Ленинграда за молоком и мясом: скот резали. К концу 1941 г. все эти крестьянские обозы вымерзли. Вымерзли и те беженцы, которых рассовали по школам и другим общественным зданиям. Помню одно такое переполненное людьми здание на Лиговке. Наверное, сейчас никто из работающих в нем не знает, сколько людей погибло здесь. Наконец, в первую очередь вымирали и те, которые подвергались «внутренней эвакуации» из южных районов города: они тоже были без вещей, без запасов. Голодали те, кто не мог получать карточек: бежавшие из пригородов и других городов. Они–то и умирали первыми, они жили вповалку на полу вокзалов и школ. Итак, один с двумя карточками, другие без карточек. Этих беженцев без карточек было неисчислимое количество, но и людей с несколькими карточками было немало.

* Были, действительно, отданы приказы об эвакуации детей. Набирали женщин, которые должны были сопровождать детей. Так как выезд из города по личной инициативе был запрещен, то к детским эшелонам пристраивались все, кто хотел бежать... Позднее мы узнали, что множество детей было отправлено под Новгород — навстречу немцам. Рассказывали, как в Любани сопровождавшие «дамы», похватав своих собственных детей, бежали, покинув детей чужих. Дети бродили голодные, плакали. Маленькие дети не могли назвать своих фамилий, когда их кое–как собрали, и навеки потеряли родителей.

* Некоторые голодающие буквально приползали к столовой, других втаскивали по лестнице на второй этаж, где помещалась столовая, так как они сами подняться уже не могли. Третьи не могли закрыть рта, и из открытого рта у них сбегала слюна на одежду

* В регистратуре лежало на полу несколько человек, подобранных на улице. Им ставили на руки и на ноги грелки. А между тем их попросту надо было накормить, но накормить было нечем. Я спросил: что же с ними будет дальше? Мне ответили: «Они умрут». — «Но разве нельзя отвезти их в больницу?» — «Не на чем, да и кормить их там все равно нечем. Кормить же их нужно много, так как у них сильная степень истощения». Санитарки стаскивали трупы умерших в подвал. Помню — один был еще совсем молодой. Лицо у него был черное: лица голодающих сильно темнели. Санитарка мне объяснила, что стаскивать трупы вниз надо, пока они еще теплые. Когда труп похолодеет, выползают вши.

* Уже в июле началась запись в добровольцы. А Л. А. Плоткин, записывавший всех, добился своего освобождения по состоянию здоровья и зимой бежал из Ленинграда на самолете, зачислив за несколько часов до своего выезда в штат Института свою «хорошую знакомую» — преподавательницу английского языка и устроив ее также в свой самолет по броне Института. Нас, «белобилетчиков», зачислили в институтские отряды самообороны, раздали нам охотничьи двустволки и заставили обучаться строю перед Историческим факультетом. Вскоре и обучение прекратилось: люди уставали, не приходили на занятия и начинали умирать «необученными».

* Помню, как к нам пришли два спекулянта. Я лежал, дети тоже. В комнате было темно. Она освещалась электрическими батарейками с лампочками от карманного фонаря. Два молодых человека вошли и быстрой скороговоркой стали спрашивать: «Баккара, готовальни, фотоаппараты есть?» Спрашивали и еще что–то. В конце концов что–то у нас купили. Это было уже в феврале или марте. Они были страшны, как могильные черви. Мы еще шевелились в нашем темном склепе, а они уже приготовились нас жрать.

* Развилось и своеобразное блокадное воровство. Мальчишки, особенно страдавшие от голода (подросткам нужно больше пищи), бросались на хлеб и сразу начинали его есть. Они не пытались убежать: только бы съесть побольше, пока не отняли. Они заранее поднимали воротники, ожидая побоев, ложились на хлеб и ели, ели, ели. А на лестницах домов ожидали другие воры и у ослабевших отнимали продукты, карточки, паспорта. Особенно трудно было пожилым. Те, у которых были отняты карточки, не могли их восстановить. Достаточно было таким ослабевшим не поесть день или два, как они не могли ходить, а когда переставали действовать ноги — наступал конец. Обычно семьи умирали не сразу. Пока в семье был хоть один, кто мог ходить и выкупать хлеб, остальные, лежавшие, были еще живы. Но достаточно было этому последнему перестать ходить или свалиться где–нибудь на улице, на лестнице (особенно тяжело было тем, кто жил на высоких этажах), как наступал конец всей семье. По улицам лежали трупы. Их никто не подбирал. Кто были умершие? Может быть, у той женщины еще жив ребенок, который ее ждет в пустой холодной и темной квартире? Было очень много женщин, которые кормили своих детей, отнимая у себя необходимый им кусок. Матери эти умирали первыми, а ребнок оставался один. Так умерла наша сослуживица по издательству — О. Г. Давидович. Она все отдавала ребенку. Ее нашли мертвой в своей комнате. Она лежала на постели. Ребенок был с ней под одеялом, теребил мать за нос, пытаясь ее «разбудить». А через несколько дней в комнату Давидович пришли ее «богатые» родственники, чтобы взять... но не ребенка, а несколько оставшихся от нее колец и брошек. Ребенок умер позже в детском саду.

* У валявшихся на улицах трупов обрезали мягкие части. Началось людоедство! Сперва трупы раздевали, потом обрезали до костей, мяса на них почти не было, обрезанные и голые трупы были страшны.

* Так съели одну из служащих Издательства АН СССР — Вавилову. Она пошла за мясом (ей сказали адрес, где можно было выменять вещи на мясо) и не вернулась. Погибла где–то около Сытного рынка. Она сравнительно хорошо выглядела. Мы боялись выводить детей на улицу даже днем.

* Несмотря на отсутствие света, воды, радио, газет, государственная власть «наблюдала». Был арестован Г. А. Гуковский. Под арестом его заставили что–то подписать, а потом посадили Б. И. Коплана, А. И. Никифорова. Арестовали и В. М. Жирмунского. Жирмунского и Гуковского вскоре выпустили, и они вылетели на самолете. А Коплан умер в тюрьме от голода. Дома умерла его жена — дочь А. А. Шахматова. А. И. Никифорова выпустили, но он был так истощен, что умер вскоре дома (а был он богатырь, русский молодец кровь с молоком, купался всегда зимой в проруби против Биржи на Стрелке).

Мне неоднократно приходилось говорить: под следствием людей заставляли подписывать и то, что они не говорили, не писали, не утверждали или то, что они считали совершенными пустяками. В то время, когда власти готовили Ленин­град к сдаче, простой разговор двух людей о том, что им придется делать, как скрываться, если Ленинград займут немцы, считался чуть ли не изменой родине.

* Наш заместитель директора по хозяйственной части Канайлов (фамилия–то какая!) выгонял всех, кто пытался пристроиться и умереть в Пушкинском Доме: чтобы не надо было выносить труп. У нас умирали некоторые рабочие, дворники и уборщицы, которых перевели на казарменное положение, оторвали от семьи, а теперь, когда многие не могли дойти до дому, их вышвыривали умирать на тридцатиградусный мороз. Канайлов бдительно следил за всеми, кто ослабевал. Ни один человек не умер в Пушкинском Доме. Одна из уборщиц была еще довольно сильна, и она отнимала карточки у умирающих для себя и Канайлова. Я был в кабинете у Канайлова. Входит умирающий рабочий (Канайлов и уборщица думали, что он не сможет уже подняться с постели), вид у него был страшный (изо рта бежала слюна, глаза вылезли, вылезли и зубы). Он появился в дверях кабинета Канайлова как привидение, как полуразложившийся труп и глухо говорил только одно слово: «Карточки, карточки!» Канайлов не сразу разобрал, что тот говорит, но когда понял, что он просит отдать ему карточки, страшно рассвирепел, ругал его и толкнул. Тот упал. Что произошло дальше, не помню. Должно быть, и его вытолкали на улицу. Теперь Канайлов работает в Саратове, кажется, член Горсовета, вообще — «занимает должность».

* Из ленинградской блокады делают «сюсюк».
иммануил

оксюморон в детской песне

дети разных народов, мы мечтою О МИРЕ живем!
в эти грозные годы мы за счастье БОРОТЬСЯ идем.

... помним грохот металла
и друзей боевых имена
кровью ПРАВЕДНОЙ АЛОЙ
наша дружба навек скреплена.
иммануил

самое разрушительное вещество во вселенной

то, что менгеле приносил сладости своим подопытным, впоследствии стало одним из изящных штрихов легенды о докторе смерть. эти его действия трактовали в категории "с особым цинизмом".
все проще - менгеле не ел сахар. и охотно делился сладостями из своего пайка с детьми. за ненадобностью для личного потребления.
fucking willy wonka
иммануил

карлсон и геринг


"- Я спросил у Карлсона, не выдумка ли он...
- Ну и что же он тебе ответил? -- поинтересовалась мама.
- Он  сказал,  что,  если бы он был выдумкой, это была бы самая лучшая выдумка на свете. Но  дело в том, что он не выдумка. - И Малыш взял еще одну булочку".

Астрид Линдгрен. "Малыш и Карлсон, который живет на крыше".



          Гипотеза о том, что Астрид Линдгрен, создавая образ любимца детей, непоседы и проказника Карлсона, использовала в качестве прототипа рейхсминистра Имперского министерства авиации рейхсмаршала Германа Геринга, второе лицо Третьего Рейха, вовсе не лишена смысла, как это может показаться на первый взгляд. Этот вброс был сделан в 2010 году одним ЖЖ-юзером, ныне удалившим журнал, и, якобы тогда же в комментах его и разоблачили. В подкрепление версии приводилось утверждение, что Линдгрен "в 30-40-х  годах состояла в ультраправой национал-социалистической партии Швеции (Nationalsocialistiska Arbetarpartiet), аналоге немецкой НСДАП", и была знакома с Герингом.
goering
           Мысль об этом поразила инернет-сообщество так сильно, что в официальной газете Правительства РФ "Российской газете - Неделя" появился материал на эту тему, озаглавленный "Утка с пропеллером". За комментарием "РГ" обратилась к Щеллю Оке Ханссону, директору культурного центра Астрид Линдгрен в Виммербю, родном городе писательницы.
              Российская газета: Правда ли, что Герман Геринг мог быть прототипом Карлсона?
                  Щелль Оке Ханссон: Мы все проверили по архивам вместе с дочерью Астрид Линдгрен - она одна из лучших экспертов по биографическому толкованию произведений Астрид Линдгрен. Просмотрели материал на сайте и считаем, что все, что там написано, - выдумка.
                  РГ: Была ли Астрид Линдгрен членом национал-социалистической партии Швеции?
                  Щелль: Она никогда не была членом какой-либо политической партии, но на выборах голосовала за социал-демократическую партию Швеции. Доказательств того, что она когда-либо поддерживала национал-социалистов, у нас нет.
0yQbB410Kic
                Первую мировую войну Герман Геринг начал в должности адъютанта пехотного батальона, но, добившись перевода в авиацию, закончил ее летчиком-асом, командиром 1 истребительной эскадры "Рихтгоффен" - наиболее известного элитного авиасоединения германской армии. На его счету 22 сбитых самолета противника, он был награжден Железными крестами 1-го и 2-го класса, орденами.
                Факт знакомства Линдгрен и Геринга весьма вероятен, и это могло произойти гораздо раньше 30-х годов. Биография Геринга связана со Швецией гораздо плотнее, чем мы знаем. В 20-х годах Геринг служил в шведской авиакомпании Swenska Lufttrafic. К тому же, героя войны не раз приглашали выступать с показательными полетами над Стокгольмом и окрестностями.  В 1923 году он женился на шведской аристократке. На тот момент Геринг был «в самом расцвете сил», как и любил повторять о себе Карлсон.
5050065
               Во время "Пивного Путча" в ноябре 1923 года, Геринг шел рядом с Гитлером и был тяжело ранен двумя пулями в верхнюю часть бедра и в пах, однако ему удалось избежать ареста. Рана загноилась, и началось заражение крови. В тяжелом состоянии его вывезла в Австрию жена, откуда затем его переправили в Швецию. Тогда же Геринг, чтобы избежать сильных болей, стал принимать морфий и героин, от которых у него быстро развилась тяжелая физическая зависимость. В дальнейшем, именно по требованию Геринга изготовить полностью синтетический наркотик, заменивший бы героин и не вызывавший ломок, немецкие химики породили в своих лабораториях чудовище под названием метадон. Наркотики вызвали у Геринга нарушение психической деятельности, и он некоторое время находился сначала в одной, затем в другой психиатрической клинике, откуда был выписан недолечившимся под постоянное наблюдение врачей. Излечиться от этой зависимости он смог лишь после войны, находясь в плену у союзников. Радикальный образом - закончился доступ к наркотикам. Кроме того, из-за ранения в пах у него нарушился обмен веществ и он стал стремительно толстеть.
                В Швеции Геринг оставался вплоть до 1927 года. Астрид Линдгрен на тот момент было 20 лет, Герингу - 34.
0e064d6d059af41c0f02dc46f5f6fdc6
            При разборе того или иного произведения никогда не стоит забывать, в каких условиях и в какую эпоху оно создавалось. Что любопытно, Линдгрен приступила к литературной деятельности достаточно поздно, в сороковых годах, а Карлсон появился на свет лишь в 1955. Каким же на тот момент могло быть отношение шведской писательницы к нацизму?
        В начале Второй мировой войны Швеция, которая поддерживала Финляндию во время Советско-финнской войны, официально объявила нейтралитет. Однако, несмотря на это, она предоставляла Германии всевозможные привилегии и шла практически на любые уступки, которые были затребованы немецкой стороной. Через территорию Швеции во время войны существовал транзит оружия немецкой армии на севере. Швеция активно вооружала нацистскую Германию, предоставляя ей кредиты, поставляя ей собственное вооружение и являясь крупнейшим поставщиком железной руды для нужд германской военной промышленности. Благодаря своей осторожной политике двойных стандартов Швеция легко смогла перенести военный период, политическая жизнь в стране оставалась спокойной. Поэтому не стоит удивляться тому, что у шведов несколько иное отношение к Третьему Рейху, чем у русских. Швеция, кстати, та самая страна, которая дольше других не отменяла закон "О расовой чистоте" (он был отменен лишь в 1976 году, в соответствии с ним в Швеции были стерилизованы свыше 63 000 человек).
        Поэтому можно даже не выяснять, была ли знакома лично Линдгрен с Герингом. То, что она о нем знала, могла им восхищаться, и что он являлся для нее более знаковой фигурой для обозначения Германии, нежели сам Гитлер, кажется мне более, чем вероятным. В наше время молодые девушки так увлекаются Рамси Сноу или Псом из "Игры престолов", злодеи зачастую более притягательны, чем герои-любовники. Норвежский серийный убийца Брэйвик сейчас так популярен, что женщины шлют ему в тюрьму любовные письма.
        Но в случае с Карлсоном, который живет на крыше, дело вовсе не в восхищении. Мы, как всегда, неверно интерпретировали прочитанное; мы невнимательно читаем книги. Мы передаем информацию, не понимая ее значения.
n3B5qEohO8E
                Давайте ближе к тексту.
                Название - моя любимая часть! "Малыш и Карлсон, который живет на крыше". Малыш в оригинале именуется Lillebror - маленький брат. Карлсона в символике названия можно смело расценивать как брата "большого". Нет, не того, который следит за тобой, а... хотя... постойте... хм.
                Того, который живет на крыше. Люфтваффе, создание Геринга, долгое время в немецкой пропаганде братским народам преподносилось не иначе как "крыша над вашей головой", "небесный щит", "орел, защищающий вас своими крыльями". Не с той ли крыши прилетел Карлсон?
0_f8d4e_d188ade7_orig
                Что мы вообще знаем о Карлсоне?
                Карлсон описывается как "маленький толстенький самоуверенный человек". Сам он представляется как "красивый, умный и в меру упитанный мужчина" (при этом нигде в книге не упоминается возраст Карлсона).
                Карлсон умеет летать.

                "Стоит ему только нажать кнопку на животе, как у него за спиной тут же начинает работать хитроумный моторчик.
                С минуту, пока пропеллер не раскрутится как следует, Карлсон стоит неподвижно, но когда мотор заработает вовсю, Карлсон взмывает ввысь и летит, слегка покачиваясь, с таким важным и достойным видом, словно какой-нибудь директор,
                -- конечно, если можно себе представить директора с пропеллером за спиной".

                Директор. Не рейхсмаршал, нет!..
goring2
                В средствах массовой информации, заинтригованных феноменом Карлсона, его сначала именовали "летающим бочонком". Интересно, что точно так же (Tunnan - летающая бочка) назывался состоявший в 1950-65 гг. на вооружении ВВС Швеции реактивный истребитель SAAB 29. Сравнения Карлсона с самолетом встречаются в книге неоднократно.
                У Карлсона сильное пристрастие к сладкому, его любимая еда - торт со взбитыми сливками, он отбирает у Малыша все сладости, притворяясь больным. Карлсон просто сходит с ума по этому белому рассыпчатому веществу, которое называется сахар. И еще он курит трубку, о чем в книге упоминается только один раз, в самом начале. Важная деталь для описания образа Карлсона, да? Вы знаете, что один из самых популярных способов приема опиатов - курение через трубку?
2e7043de63edc3ca20eae2928916e335
            Как Карлсон появляется в книге? "Вдруг он услышал слабое жужжание. Оно становилось все громче и громче, и вот, как это ни покажется странным, мимо окна пролетел толстый человечек. Это и был Карлсон, который живет на крыше. Но ведь в то время Малыш еще не знал его. Карлсон окинул Малыша внимательным долгим взглядом и полетел дальше. Набрав высоту, он сделал небольшой круг над крышей, облетел вокруг трубы и повернул назад, к окну. Затем он прибавил скорость и пронесся мимо Малыша, как НАСТОЯЩИЙ МАЛЕНЬКИЙ САМОЛЕТ. Потом он сделал второй круг. Потом третий. Малыш стоял, не шелохнувшись, и ждал, что будет дальше. У него просто дух захватило от волнения и по спине побежали мурашки - ведь не каждый день мимо окон пролетают маленькие толстые человечки. А человечек за окном тем временем замедлил ход и, поравнявшись с подоконником, сказал: - Привет! Можно мне здесь на минуточку приземлиться?" Карлсон - лучший в мире летун, о чем он немедленно заявляет.
77bda5bbf90b463c890f5b6d51160cdd
                И с того момента, "как только Карлсон прилетал, начинались необычайные приключения". Давайте подробно разберем, что же это за приключения такие.
                Сначала Карлсон приносит в дом Малыша огонь и взрывы - он забирает паровую машину Малыша, и неаккуратно заправляя ее денатуратом, поджигает книжную полку, а после ломает машину, пытаясь проверить в ней "предохранительный клапан". Причем разрушительные последствия его поступков Карлсона ничуть не беспокоят: "На полированной поверхности полки осталось несколько больших безобразных пятен. - Пустяки, дело житейское! Несколько крошечных пятен на книжной полке - это дело житейское! Так и передай своей маме", - вот так Карлсон характеризует последствия пожара. Ну а уничтожение паровой машины - указание на бездарное использование Карлсоном выдаваемой ему техники. Очень много шведской техники, в частности, взорвалось на Восточном фронте в сороковых годах описываемой эпохи. "- Она взорвалась - в восторге закричал Карлсон, словно ему удалось проделать с паровой машиной самый интересный фокус. - Честное слово, она взорвалась! Какой грохот! Вот здорово!".
                Второй эпизод с Карлсоном - сотворение башни. "- Я бы не прочь сейчас слегка поразвлечься, - сказал Карлсон и с любопытством огляделся вокруг. - Тебе не купили новой паровой машины?"
                Карлсон получает кубики Малыша: "Это был и в самом деле великолепный строительный материал - разноцветные детали различной формы. Их можно было соединять друг с другом и строить всевозможные вещи. - Вот, играй, - сказал Малыш. - Из этого набора можно сделать и автомобиль, и подъемный кран, и все, что захочешь... - Неужели лучший в мире строитель не знает, - прервал Малыша Карлсон, - что можно построить из этого строительного материала!"
                Карлсон уже второй раз упоминает о том, что он "лучший в мире", и не устает это повторять на протяжении всей книги. Похоже на то, что Карлсон считает себя самым что ни на есть истинным арийцем.
геринг
             Из кубиков Малыша Карлсон строит очень странную башню. "На полу возвышалась башня из кубиков. Очень высокая башня. И хотя Карлсон мог бы, конечно, построить из кубиков подъемные краны и любые другие вещи, на этот раз он просто ставил один кубик на другой, так что в конце концов получилась длинная-предлинная, узкая башня, которая сверху была увенчана чем-то, что явно должно было изображать купол: на самом верхнем кубике лежала маленькая круглая мясная тефтелька". Ну как вам образ? Вавилонская башня, увенчанная вместо купола куском мяса. По-моему остроумная карикатура на всю архитектуру Третьего Рейха - одно из самых масштабных проявлений тоталитарной культуры вообще. По мнению Карлсона, кстати, вокруг башни надлежало поставить ограду и следить за тем, "чтобы она осталась стоять во веки веков". Он очень рассердился, обнаружив башню разобранной!
ac26f719-1e22-4626-a17f-e39fa6c016a5
                Следующий эпизод - "Карлсон играет в палатку". В этой главе Малыш обещает своей сестре не заходить на кухню вечером, когда она приведет домой своего нового приятеля. Но Карлсон, который узнал, что Малыш "не может пойти куда хочет", заявляет, что поклялся, "что если заметит какую-нибудь несправедливость, то в тот же миг, как ястреб кинется на нее". "Лучший в мире мастер на всякие проказы", совершенно иезуитски обойдя условия клятвы Малыша, уговаривает того ни на что иное, как поиграть в оруэлловских "юных сыщиков", пошпионить за родственниками. И даже придумывает ради этого веселую игру. Здесь нелишне упомянуть о том, что именно Герман Геринг является создателем Государственной тайной полиции (гестапо).
                "Карлсон держит пари". Начало этой главы посвящено философскому диалогу между мамой и Малышом на тему того, все ли вопросы в жизни можно решить ненасильственным методом (!). Малыш, придерживающийся более радикального мнения, одерживает верх в споре. (!!)
                После этого появляется Карлсон, который ведет себя странно: заявляет, что у него жар, пьет воду прямо из аквариума, и, утверждая, что болен, выпрашивает у Малыша деньги, которые тот копил на собаку. Но этого ему мало - он посылает Малыша в магазин, чтобы тот купил ему как можно больше разнообразных сладостей. И все это на фоне того, что грызть сахар в семье Малыша считается неприличным (Малыш просит маму отвернуться, когда хочет взять сахар для того, чтобы "утешиться", потому что мама "не может видеть, как он  грызет сахар"). Когда Малыш выполняет все просьбы Карлсона, тот берет Малыша с собой на крышу и наконец-то показывает ему свой дом.
FeOWlsRuZuc
Дома он демонстрирует Малышу картину "Очень одинокий петух". При этом Карлсон так расчувствовался, что у него дрогнул голос и он едва сдержался, чтобы не заплакать. За Герингом при жизни было замечено ненормальное увлечение коллекционированием предметов искусства, особенно картин. С его коллекцией могла поспорить только личная коллекция Гитлера. К концу войны Геринг стал одним из самых крупных коллекционеров картин в мире, свыше 6 тысяч полотен было в его собственности. Обратите внимание: "Пролетая мимо висящих на стенах картин, он всякий раз сбавлял скорость, чтобы лучше их рассмотреть. При этом он склонял набок голову и прищуривал глазки. - Красивые картины, - сказал он наконец. - Необычайно красивые картины! Хотя, конечно, не такие красивые как мои. - А много у тебя на крыше картин? - спросил Малыш. - Несколько тысяч".
image-563870-galleryV9-ldar
             В этой же главе Малыш учится готовить "приторный порошок по рецепту Карлсона". "- Всыпь в меня большую дозу, - попросил Карлсон".
                Заканчивается глава тем, что Карлсон отбирает у Малыша все оставшиеся сладости и деньги, но Малыш считает это справедливым. Надо сказать, что чаще всего Карлсон забирает конфеты "на благотворительные цели", а "благотворительная цель может быть только одна - забота о Карлсоне".
                Если предположить, что Астрид Линдгрен когда-нибудь посещала Германию, ту самую крышу, на которой стоит маленький домик Карлсона с тысячами паровых машин и тысячами картин, то я хочу сказать вам, что она явно не впечатлилась. Все паровые машины Карлсона вдруг взорвались (виноват предохранительный клапан), а вместо обещанного изобилия произведений живописи Карлсон, обжираясь "приторным порошком", показывает лишь "Очень одинокого петуха": "На большом, совершенно чистом листе в нижнем углу был нарисован крохотный красный петушок. Малыш посмотрел на этого крошечного петушка. А ведь Карлсон говорил о тысячах картин, на которых изображены всевозможные петухи, и все это, оказывается, свелось к одной красненькой петухообразной козявке!".
                Сейчас я вам покажу "Очень одинокого петуха"!

Nacistu-Noslepumi-1
            А вот примерно так выглядела сама картина:
fuf316
            Ну как, начинаете понимать, о чем эта книга? Большой СОВЕРШЕННО ЧИСТЫЙ мир, в котором тысячи всевозможных петухов заменены красной (спасибо, что не написано "окровавленной") петухообразной козявкой! А, каково?
                Однако писательница отмечает, что есть от Карлсона и кое-какая польза. Следующие две главы посвящены как раз этому вопросу. Хотя Карлсон потащил гулять Малыша по опасным крышам, с одной из которых он чуть не сорвался, в ходе этой прогулки Малыш выяснил, что Карлсон может позаботиться об оставленных родителями детях (лучшая в мире нянька ворует молоко с балкона для голодной девочки), а заодно и в мягкой форме преподать урок их родителям; может помешать ворам обкрадывать честных людей - сначала он сам обкрадывает воров, подкидывая украденные вещи их жертве, а в следующем эпизоде, после того, как Малыш представляет его своим друзьям Кристеру и Гунилле, притворяясь привидением, Карлсон прогоняет воров, забравшихся в квартиру Малыша.
                " - Ничто не может сравниться с привидением, когда надо пугать воров. Если бы люди это знали, то непременно привязали бы по маленькому злобному привидению к каждой кассе в городе."
351742_pic_640x400
          Заканчивается книга тем, что Карлсон приходит на день рождения к Малышу, и его видят не только друзья Малыша, но и его семья - мама, папа и брат с сестрой. Но, увидев его, мудрый папа Малыша берет со всей семьи обещание, что они никогда никому не расскажут о том, что видели. Такой вот шведский заговор молчания. Мол, "он улетел, но обещал вернуться".
Vw-QQw61dA8
        Прежде чем переходить к выводам, скажу вот еще о чем: в нашей стране эту историю любят в основном благодаря одноименному мультфильму, не зная или забывая о том, что в мультфильме есть ряд коренных отличий от оригинального произведения. В книге Линдгрен Малыш — достаточно избалованный ребенок, любимый и родителями и друзьями (Кристером и Гуниллой). В советском мультфильме он предстаёт одиноким мальчиком, вообще не имеющим никаких друзей и обделённым родительским вниманием. Мама Малыша в книге — домохозяйка, и фрёкен Бок нанимают только на время её отъезда на лечение; в фильме же мама, как и большинство советских женщин, ходит на работу, что усиливает одиночество героя. Соответственно, и образ Карлсона в мультфильме существенно смягчён: он скорее выглядит забавным шутником, никак не желающим расставаться с детством, чем отпетым шалуном-проказником. Ну и не последний элемент в обаянии русского Карлсона - любимая всеми озвучка Василия Ливанова.
Скриншот 3_19
          В самой же Швеции образ Карлсона воспринимается скорее как отрицательный. Этот «в меру упитанный», инфантильный, жадный, хвастливый, надутый, испытывающий жалость к себе, эгоцентричный, хотя и не лишённый обаяния человечек обитает на крыше многоквартирного дома, где живёт Малыш. Будучи полувзрослым другом Малыша из полусказочной реальности, он попадает в его жизнь весьма конкретным образом — через окно, причём делает это каждый раз, когда Малыш чувствует себя лишним, обойдённым или униженным, иными словами, когда избалованному мальчику становится жалко себя. В таких случаях и появляется его компенсаторное альтер-эго — во всех отношениях «лучший в мире» Карлсон, который заставляет Малыша забыть о неприятностях.
           Руководство Третьего Рейха делало основную ставку именно на молодежь. Вся эта внешняя оболочка нацизма: все эти тайные ордена, мистические символы, факельные шествия, истошные вопли о верности и чести, кинжалы с именем бога и красивая форма от Хьюго Босс - весь этот нуар-фашизм был идеалогически ориентирован именно на Младшего брата, на Малыша. И увлечься им Малыш может только в те моменты, когда отдаляется от семьи, когда чувствует себя одиноким и покинутым. Кроме сомнительных "приключений" дружба эта в жизнь Малыша ничего хорошего не приносит. Вот о чем эта книга: об опасности идей национал-социализма в раннем возрасте. О том, что через открытое окно в изолированную комнату вашего ребенка могут залетать вещи совсем немилые и небезобидные.
          Так что догадка о том, что Геринг является прототипом Карлсона по сути своей гениальна. Неверна посылка о том, что Линдгрен сделала его своим героем, исходя из национал-социалистических предпочтений. Напротив, последовательно отстаивая идеи социал-демократии, в образе Карлсона она воплотила все, что не приемлет для блага семьи и отдельного индивидуума.
          И лучшим доказательством того, что Карлсон - реальный персонаж, я считаю фразу дочери писательницы, произнесенной ею в одном интервью: "Я помню, однажды у мамы спросили: почему вы сделали Карлсона таким эгоистом? Она ответила: «Я его не сделала эгоистом, он просто стал таким».
Hermann-Goering-728x558
legalize

начдивы тоже плачут

В 1908 году Чапаев познакомился с 16-летней Пелагеей Метлиной, дочерью священника, и в том же году женился на ней. Вместе они прожили 6 лет, у них родилось трое детей. Затем началась Первая мировая война, и Чапаев ушёл на фронт. Пелагея пожила в доме его родителей, потом ушла вместе с детьми к соседу-кондуктору.
В начале 1917 года Чапаев заехал в родные места и намеревался развестись с Пелагеей, но удовлетворился тем, что забрал у неё детей и вернул их в дом родителей. Вскоре после этого он сошёлся с Пелагеей Камишкерцевой, вдовой Петра Камишкерцева, друга Чапаева, умершего от раны во время боёв в Карпатах (Чапаев и Камишкерцев пообещали друг другу, что если кого-то из двоих убьют, оставшийся в живых позаботится о семье друга). В 1919 году Чапаев поселил Камишкерцеву с детьми (детьми Чапаева и дочерьми Камишкерцева Олимпиадой и Верой) в дер. Клинцовке при артиллерийском складе дивизии, после чего Камишкерцева изменила Чапаеву с начальником артиллерийского склада Георгием Живоложиновым. Это обстоятельство раскрылось незадолго до гибели Чапаева и нанесло ему сильный моральный удар. В последний год жизни у Чапаева также были романы с некой Танькой-казачкой (дочь казачьего полковника, с которой он вынужден был расстаться под моральным давлением красноармейцев) и женой комиссара Фурманова, Анной Никитичной Стешенко, что привело к острому конфликту с Фурмановым и послужило причиной отзыва Фурманова из дивизии незадолго до гибели Чапаева.
Дочь Чапаева Клавдия была уверена, что именно Пелагея Камишкерцева погубила его. Она следующим образом рассказывала об обстоятельствах семейной драмы:
"Папа однажды приезжает домой — смотрит, а дверь в спальню закрыта. Он стучится, просит, чтобы жена открыла. А у неё — Георгий. Отец кричит, и тут Живоложинов начинает стрелять через дверь. С папой были его бойцы, они обошли дом с другой стороны, разбили окно и давай палить из пулемета. Любовник выскочил из комнаты и стал стрелять из нагана. Мы с отцом чудом спаслись".
Чапаев, по её словам, немедленно уехал обратно в штаб дивизии. Вскоре после этого Пелагея решила помириться с гражданским мужем и направилась в Лбищенск, взяв с собой маленького Аркадия. Однако к Чапаеву её не пустили. На обратном пути Пелагея заехала в белый штаб и сообщила сведения о малочисленности стоящих в Лбищенске сил. По словам К. Чапаевой, она слышала, как Пелагея похвалялась этим уже в 1930-е годы. Однако следует заметить, что поскольку население Лбищенска и окрестностей, состоявшее из уральских казаков, целиком сочувствовало белым и поддерживало с ними связь, последние были детально осведомлены о ситуации в городе. Поэтому даже если история о предательстве Пелагеи Камишкерцевой правдива, сообщённые ею сведения не имели особой ценности. В документах белогвардейцев об этом донесении не упоминается.
иммануил

не ходите, дети, в рок-н-ролл гулять

тут чудную вещь вчера узнал.

мы когда с - t de Sangre летом на гастролях были, последним пунктом в списке был чудесный город Старый Оскол. и вписывались мы там у местной банды "штрих-код", собсна, они на разогреве и были.
так вот бухаем мы там вечером, поддали хорошо, рассосались по всей квартире, рагнерёк уже калачиком в кресле свернулся и дрыхнет, пухан тоже отрубился, вождь там с марио шароёбятся где-то по балкону, а мы, значит, со змеем и робином (гитарист штриховский) на кухне пиво приканчиваем. и пошли они курить, встали из-за стола, подошли к форточке что ли. не помню особо. важен факт, что я то не курю, остался. и слышать о чем они там пиздят не могу, музыка орет, гвалт и вообще. и вот смотрю: змей робину че-то затирает, а тот аж рот раскрыл. он и так то на него весь день как на бога митала смотрел, а тут вообще, гляжу, пропадает парень, пора спасать.
и говорю: змей, хорош, парню жизнь портить, а то щас наврешь ему как хорошо быть рок-звездой, а он и поверит, чистая душа. и пиши - пропало)))
а змей: да ты чо, я ему вообще щас про примочки рассказываю.

а вчера значит робин по аське выдает: я вот когда с вами познакомился, тогда универ и бросил.

терь не знаем, плакать или смеяться.