Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

иммануил

Гостья из будущего. (альтернативная концовка)

               — Жалко, — сказала Юлька, — что ты уезжаешь. Мне всегда хотелось иметь сестру, а ты вполне для этого подходишь.
               — Мне самой не хочется уезжать, — печально улыбаясь, сказала Алиса. — Но надо. Я ведь уже живу в будущем. Нельзя жить сразу в двух временах. Время очень тонкая материя, ребята. Вы ведь понимаете, что из-за наших перемещений моё будущее теперь изменится? А, значит, и ваше тоже. И совсем не в лучшую сторону.
               Все замолчали.
               — Ты не сердишься, Алиса? — спросил Коля Наумов.
               — Нет, — сказала Алиса. — Я рада, что с вами познакомилась.
               — Слушай, Алиса, — вдруг заговорил Фима Королев, — Мы так и не успели спросить: ты что-нибудь слышала о нас там, в будущем?
               — Этого нельзя рассказывать! — запротестовала Мила Руткевич. — Это нарушение закона.
               — Будущее всё равно теперь изменится! Она же сама так сказала! — замахал руками на Милу Фима. — Так что можешь нам рассказать, всё равно это будет неправдой! — Фима с надеждой повернулся к Алисе.
               — Знаешь что, Алиска, — нашлась Юлька Грибкова, — ты просто придумай что-нибудь, а мы сделаем вид, что тебе верим.
               — Хорошо, — сказала Алиса. — Только вы мне не верьте. Хорошо?
               — Ни за что не поверим, — тут же согласилась Лариса. — Обещаем. Только ты нам не льсти!
              — Тогда слушайте. Боря Мессерер станет самым обыкновенным... художником. Он будет ходить в русской национальной рубахе, отрастит рыжую бороду и выучит грузинский. Только он не вырастет и останется небольшого роста.
              — Я к этому готов, — сказал Борис. — Пускай. Я буду лестницу подставлять.
              — А специализироваться он будет на истории и филологии христианского Востока.
              Пионеры удивленно поглядели на Борю, а сам Боря даже покраснел.
              — Эх ты, попович! — поддел его Фима Королёв.
              — А вот Коля Садовский станет знаменитым сказочником. Он эмигрирует в Израиль, и будет рассказывать удивительные фантастические сказки на рынке в Тель-Авиве для того, чтобы продать людям ужасно безвкусные новогодние игрушки.
              — И их не будут покупать, — добавил Фима Королёв. — Ишь ты! Невозвращенец!
              Коля Садовский засмущался, попятился и постарался затеряться в толпе ребят.
              — Фима Королев станет инженером. Он стал бы великим инженером, если бы поменьше хвастался. А так станет самым заурядным. Будет работать на стройке, строить дома.
              — Спасибо, — сказал Фима. — Я даже знаю какие.
              — И называть за глаза его все будут не иначе, как Жирный Жлоб. Или ЖЖ, — дополнила Алиса.
              — Погоди… — ошарашенно произнес Фима.
              — Лариса, хоть и воображает о себе невесть что, не станет знаменитой киноактрисой. Её портреты не будут висеть во всех кинотеатрах. Портретов у неё вообще не будет, — продолжала Алиса. — Очень скоро она скатится на тройки, потом бросит школу, не доучившись. У неё рано родится ребенок. А вообще у неё будет много детей. Мно-о-ого… — загадочно протянула Алиса.
              — Я же говорила, что не поверю, — сказала Лариса, заливаясь краской, и краем глаза покосилась на зеркало.
              — Юлька выйдет замуж за американца, уедет в Америку, будет жить в штате Вирджиния, а фамилия у нее будет Грей… Катя Михайлова никогда не выиграет Уимблдонский турнир, как мечтает. Она проживёт самую обычную жизнь домохозяйки и посвятит всю себя воспитанию единственного сына... Коля…
              — Ясно, — перебила Алису Катя. — Ты все придумала.
              — Почему? — удивилась Алиса.
              — Да потому что нельзя, чтобы все были обыкновенными. Так не бывает. В будущем не будет обыкновенных. На Земле будут жить пять миллиардов исключительных, знаменитых, одаренных людей, — сказала Катя. — Коля нам всё рассказал.
              — А вот у Коли Герасимова будет необыкновенная судьба. Он потревожил Время, и, конечно, теперь он необыкновенный, — тихо улыбнувшись, произнесла Алиса. — В 86-ом он закончит школу, потом пойдет в армию для того, чтобы не сесть в тюрьму… Да-да, ребята, схватки с космическими пиратами не проходят даром!.. Служить он будет в городе Ангарске, в Иркутской области, там же пристрастится к спиртному. Жизнь у него после этого пойдет под откос. И 23 февраля 1996 года, отмечая День Вооруженных Сил, он пьяный и сонный умрет в горящем доме, задохнувшись от дыма. Ему будет 26 лет. А похоронят его под Владимиром, на городском кладбище «Улыбышево». Ну что ты, Коля? Улыбнись!
              Ребята были потрясены.
                — Странно, — наконец заговорил Коля Сулима. — Всё, по-твоему, должно стать хуже? Настолько, что наши мечты никогда теперь не сбудутся, и мы проживем скучные заурядные жизни? И что, никакого космоса? Я не стану чемпионом мира по шахматам? И не полечу на Плутон?
              — Но это же сказка, Коля, как ты не понимаешь? — воскликнула Лариса. — Я все равно могу стать актрисой, хоть и не очень великой.
              — Да, Коля, никакого космоса, — не обращая никакого внимания на Ларису, сказала Алиса. — Не полетишь ты на Плутон. В будущем Плутон даже планетой не будет считаться. Ты не станешь чемпионом мира по шахматам и машину времени теперь тоже не изобретешь. Но совсем необязательно, что в новом будущем у всех всё будет хуже. Робот Вертер, например, теперь опять будет жив, и даже станет чиновником — депутатом Московской Городской Думы.
              — Думы? Это как при царе? — спросил начитанный Коля.
              — Ну, типа… — слегка поморщилась Алиса. — Теперь ты удовлетворен?
              — Разумеется, — с достоинством ответил Коля Сулима.
              — А страна, в которой вы живёте, — с небесной улыбкой на устах никак не могла остановиться Алиса: — Прекратит своё существование через семь лет, распавшись на пятнадцать разных государств, которые начнут враждовать друг с другом. А дальше вам предстоят тяжелые годы: годы голода, годы войны, годы разгула преступности, годы тирании и диктатуры. Беспросветные годы отчаяния и безнадежности. Вместо того мира, из которого я пришла, вы получите худший из возможных миров. Такой, в котором даже космические пираты покажутся вам безобидными шалунами. Вам предстоит пережить перестройку, программу звездных войн и кампанию по борьбе с алкоголизмом. Куклу Барби, Романа Виктюка, первый «Макдональдс» в Москве и всплеск национализма. Чернобыльскую аварию, СПИД, рэкет, киллеров, риелторов, гастарбайтеров, Гербалайф, комиссара Каттани, «Modern talking» и Брайтон-бич. Павловскую реформу, продовольственный кризис, гуманитарную помощь, 1000-летие Крещения Руси, общество «Память», Александра Розенбаума, землетрясение в Армении, варёные джинсы, первый конкурс красоты в СССР и программу «600 секунд». Свадьбу Пугачевой и возрождение казачества. МММ.  `Черный вторник`, `Черный четверг`, `Черный понедельник`, `Черную пятницу` и `Черную среду`. Первую чеченскую войну, вторую чеченскую войну и третью чеченскую войну; Беслан и «Норд-Ост», взрывы в метро и дело полковника Буданова. Вы еще увидите, как сломают Берлинскую стену, как Кашпировский и Чумак будут исцелять народ через телевизор, как Матиас Руст приземлится на Красной Площади, и как Ленинград снова станет Санкт-Петербургом. Как компьютер обыграет человека в шахматы, и как Тайсон укусит Холифилда. Как упадут башни Всемирного Торгового Центра, и как будет гореть Останкино. Услышите про тюрьму Абу-Грейб и про Дом-2. Узнаете про ВВП и зачем его удваивать, кто такие Бивис и Баттхед, Ваучер и Чубайс, овечка Долли и Леди Гага, и как выглядит «лицо кавказской национальности». Вы выучите много новых слов: лосины и леггинсы; памперсы и тампоны, ламбада и Виагра. Пейджер, «Сникерс», Тамагочи,  Фотошоп, MTV, Интернет, ноутбук,  банкомат. IPHONE, iPAD, трекеры, торренты, блогеры, хипстеры, зумеры, дауншифтинг, краудфандинг, «Pussy Riot», Facebook, Gangnam Style, инстаграм, барбершоп,  мемы, угги, ЕГЭ, ЗОЖ, АУЕ, русский рэп… Впереди у вас еще Челябинский метеорит,  Закон о гей-пропаганде, Храм Вооруженных Сил РФ, приморские партизаны, Кончита Вурст,  «Шарли Эбдо», турне Ким Чен Ира по России, Покемон GO, Брекзит, D-DOS атаки, Трамп, лабутены, взрыв в Бейруте, TikTok и «Новичок». Вас ждут Ждун, Дудь и биткойн. Вам еще предстоит одолеть эпидемии ящура, атипичной пневмонии, лихорадки Эбола, птичьего гриппа, свиного гриппа, первую волну коронавируса, вторую волну коронавируса, третью волну коронавируса…
              Пионеры испуганно молчали, приоткрыв рты от изумления.    
              — Ах, да! Не старайтесь понять, а просто запомните: Курск утонет, — вспомнила напоследок Алиса. — Хотя откуда мне знать? — тут Алиса коварно улыбнулась: — Я ведь из будущего.
              — Ой! — сказала Юлька Грибкова, и у нее в глазах появились большие слезы. — Что же я маме и бабушке скажу? Они же курские!
              — Не волнуйся! — успокоила ее Алиса. — Всего этого может и не произойти.
              Пионеры возбужденно зашумели.
              — Ребята, послушайте меня! — обратилась Алиса ко всем: — Я понимаю, что просить вас об этом нельзя, вы и сами всё понимаете, но все-таки напомню: как только вы выйдете из этой комнаты, вы меня забудете. Вы меня никогда не видели. Никаких космических пиратов здесь не было, а я приезжала из другого города и уже уехала. От того, насколько хорошо вы будете хранить нашу тайну, многое зависит. То будущее, которое видел Коля, всё еще может наступить. Но только если вы никому — понимаете? — никому-никому-никому не расскажете о нашей встрече! Я описала вам, к каким последствиям это может привести. Это не игрушка. Это Время.
              — Договорились, — сказала Катя Михайлова.
              — Договорились, — повторили все за нею хором.
              Юлька поцеловалась с Алисой, и Алиса успела шепнуть ей на ухо:
              — Мы с тобой скоро увидимся.
              Девочка из будущего в последний раз поглядела на всех, сказала тихо: «Прощайте, ребята», — и вышла из комнаты.
              Навсегда.
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
иммануил

колхозные частушки

1)  Ленин Троцкому сказал,
Что поедем на базар,
Купим лошадь карюю
На всю пролетарию.

2) Эх, Россия-мать, страна
Дюже хлебородная.
Хлеб на танки поменяла
Сама сидит голодная.

3) Пшеницу — за границу,
Хуй — на станицу,
Яйца — в кооперацию,
А пизду — на облигацию.

4) Встань-ка, Ленин, подивися,
Як колхозы розвылыся.
Сарай — раком,
Хата — боком,
А кобыла з одним оком,
А корова — без хвоста
Кооперация — пуста.

5) Сидит баба в курыни
Та считае трудодни
Трудодень, да трудодень
Дайте хлеба хоть на день!

6) Ой, колхоз ты мой, колхоз!
Какое тебе звание?
Без рубашки, без штанов
Идем на собрание.

7) Сидит Ленин под забором
Плетет лапти косяком,
Чтоб Платнировска станица
Не ходила босяком.

8) Троцкий едет на свинье,
Ленин на собаке.
Вся деревня испугалась,
Думала — казаки.

9) Ой, корыто ты корыто,
А в корыте пули.
При расчетному году
Колхозникам — дули.

10) Пузо — голо,
Штаны в клетку,
Выполняем
Пятилетку.
иммануил

Три стигмата Палмера Элдрича

"Однажды я прогуливался по улице и вдруг поглядел на небо. И там, в небе, я увидел это лицо, смотревшее на меня сверху вниз, гигантское лицо с глазами-щёлочками, лицо, которое я описал в «Трех стигматах…» Было это в 1963 году. И облик этого злобно выглядевшего чудовища был прямо-таки ужасен. Я видел его не совсем ясно, но оно было там, несомненно. <…> После того, что я увидел в небе, я действительно начал искать убежища в христианстве. Тот небесный лик был, несомненно, злым божеством, и мне нужна была уверенность, что существует на свете божество более могущественное, но доброе и милосердное. <…> Однако это воспоминание продолжает мучить меня как свидетельство того, что бог этого мира — это злой бог".

Филип Дик, из интервью Чарльзу Платту, 1980.
иммануил

Даниил Хармс. Сон двух черномазых дам.

Две дамы спят, а впрочем нет,
не спят они, а впрочем нет,
конечно спят и видят сон,
как будто в дверь вошел Иван,
а за Иваном управдом,
держа в руках Толстого том
"Война и мир", вторая часть...
А впрочем нет, совсем не то,
вошёл Толстой и снял пальто,
калоши снял и сапоги
и крикнул: Ванька, помоги!
Тогда Иван схватил топор
и трах Толстого по башке.
Толстой упал. Какой позор!
И вся литература русская в ночном горшке.

19 августа 1936
иммануил

так говорил оруэлл

"Я готов заявить, что никогда не был способен испытывать неприязнь к Гитлеру... В нем явно есть нечто глубоко привлекательное.

Это заметно и при взгляде на его фотографии, и я особенно рекомендую фотографию, открывающую издание «Херста энд Блэкетта», на которой Гитлер запечатлен в более ранние годы чернорубашечником. У него трагическое, несчастное, как у собаки, выражение лица, лицо человека, страдающего от невыносимых несправедливостей. Это, лишь более мужественное, выражение лица распятого Христа, столь часто встречающееся на картинах, и почти наверняка Гитлер таким себя и видит. Об исконной, сугубо личной причине его обиды на мир можно лишь гадать, но в любом случае обида налицо. Он мученик, жертва, Прометей, прикованный к скале, идущий на смерть герой, который бьется одной рукой в последнем неравном бою. Если бы ему надо было убить мышь, он сумел бы создать впечатление, что это дракон. Чувствуется, что, подобно Наполеону, он бросает вызов судьбе, обречен на поражение, и все же почему-то достоин победы. Притягательность такого образа, конечно, велика, об этом свидетельствует добрая половина фильмов на подобную тему.

Он также постиг лживость гедонистического отношения к жизни. Со времен последней войны почти все западные интеллектуалы и, конечно, все «прогрессивные» основывались на молчаливом признании того, что люди только об одном и мечтают — жить спокойно, безопасно и не знать боли. При таком взгляде на жизнь нет места, например, для патриотизма и военных доблестей. Социалист огорчается, застав своих детей за игрой в солдатики, но он никогда не сможет придумать, чем же заменить оловянных солдатиков; оловянные пацифисты явно не подойдут. Гитлер, лучше других постигший это своим мрачным умом, знает, что людям нужны не только комфорт, безопасность, короткий рабочий день, гигиена, контроль рождаемости и вообще здравый смысл; они также хотят, иногда по крайней мере, борьбы и самопожертвования, не говоря уже о барабанах, флагах и парадных изъявлениях преданности. Фашизм и нацизм, какими бы они ни были в экономическом плане, психологически гораздо более действенны, чем любая гедонистическая концепция жизни. То же самое, видимо, относится и к сталинскому казарменному варианту социализма. Все три великих диктатора упрочили свою власть, возложив непомерные тяготы на свои народы. В то время как социализм и даже капитализм, хотя и не так щедро, сулят людям: «У вас будет хорошая жизнь», Гитлер сказал им: «Я предлагаю вам борьбу, опасность и смерть»; и в результате вся нация бросилась к его ногам. Возможно, потом они устанут от всего этого, и их настроение изменится, как случилось в конце прошлой войны. После нескольких лет бойни и голода «Наибольшее счастье для наибольшего числа людей» — подходящий лозунг, но сейчас популярнее «Лучше ужасный конец, чем ужас без конца». Коль скоро мы вступили в борьбу с человеком, провозгласившим подобное, нам нельзя недооценивать эмоциональную силу такого призыва".

* из рецензии на "Mein Kampf"
иммануил

"Какое гениальное пророчество!"

"Короны дюжинами валяются по мостовым и не находится никого, чтобы поднимать эти короны".
Лондон. 15 декабря 1887 г. Фридрих Энгельс.

"Какое гениальное пророчество!"
(с) В.И.Ульянов-Ленин, ПСС, т. 36
иммануил

мат легаля

то есть у нас сейчас сложилась уникальная ситуация: конь объявил шах королю, но король может несколько ходов делать вид, что шаха не замечает.
любительская какая-то партия.
и главный вопрос, конечно же, сожрут ли коня?